Институт Русской Цивилизации
Об институте
Труды института
Большая энциклопедия
русского народа
Видеоматериалы
Вопросы и ответы
Рекомендуем посетить


|   
Все темы » Русский патриотизм

ВСЕРОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОЮЗ, РУССКАЯ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ.

ВСЕРОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОЮЗ, русская националистическая организация. Идейным предшественником ее были Партия правого порядка, Русская партия народного центра, Тульский союз «За царя и порядок», Бессарабская партия центра. Особую роль в ее создании сыграли публицистические выступления М. О. Меньшикова в «Новом времени», который посвятил не один десяток статей подготовке создания ВНС и разработке его идеологии. Именно к нему обратилась группа депутатов Государственной Думы во главе с кн. А. П. Урусовым с призывом содействовать организации ВНС.
ВНС был образован в С.-Петербурге весной—летом 1908, регистрация его устава датируется 3 июня 1908. Учредительный съезд был проведен 18 июня 1908. В ВНС вошли умеренно-правовые элементы образованного русского общества: национально настроенные профессора, военные в отставке, чиновники, публицисты, священнослужители — объединенные общей идеей главенства народности в трехчленной русской формуле. Членами Всероссийского национального союза были многие известные ученые, такие как проф. П. Н. Ардашев, проф. П. Я. Армашевский, проф. П. Е. Казанский, проф. П. И. Ковалевский, проф. П. А. Кулаковский, проф. Н. О. Куплеваский, проф. И. А. Сикорский и др.

Делегаты 1-го съезда Всероссийского Национального Союза (19 - 21 февр. 1912)
Первым председателем ВНС был избран С. В. Рухлов, товарищем кн. А. П. Урусов, секретарем проф. Н. О. Куплеваский. В Совете ВНС состоял М. О. Меньшиков. После назначения С. В. Рухлова министром путей сообщения в 1909 и. о. председателя стал кн. А. П. Урусов.
В 1908—09 в С.-Петербурге организовалась Партия умеренно-правых во главе с П. Н. Балашевым, который при слиянии 25 окт. 1909 ВНС и ПУП стал во главе единого ВНС, товарищем председателя остался кн. А. П. Урусов. Провинциальные отделы ВНС были не слишком многочисленны и в основном имели распространение в губерниях Западного края, где русское население напрямую сталкивалось с давлением инородческого элемента. Крупнейшим центром национализма стал Киев, в котором образовался Киевский клуб русских националистов — интеллектуальный центр русского национализма.
Особую роль в организации ВНС сыграл П. А. Столыпин, желавший опереться в Государственной Думе на фракцию националистов как на проправительственную. «Созвездие — Столыпин, Гучков и Балашев имело большинство и проходило через Думу», — вспоминал в эмиграции В. В. Шульгин. О Столыпине националисты писали с большой любовью, как о своем политическом вожде: «П[етр] А[ркадьевич], — говорил проф. Императорского университета св. Владимира П. Н. Ардашев, — был дорог не только как выдающийся государственный деятель, но и как близкий человек. Близок он нам был как человек, который верил тою же верою, любил тою же любовью и надеялся тою же надеждою, которыми и мы верим, любим и надеемся, кого сердце билось в унисон с нашими сердцами. Мы радовались его радостями и рукоплескали его успехам; его горе было нашим горем и каждая его неудача или причиненная ему неприятность заставляли болезненно сжиматься и тревожно биться наши сердца».
Националисты писали о П. А. Столыпине не только как о мученике долга, но и как о православном мученике. «Мы лишились его, — пишет В. А. Бернов, — да, но на крови его теперь возросло великое дерево и уже оно начало приносить плоды чудные на пользу нашей православной нации… на горячей крови нашего национального мученика мы уже видим спаявшимися согласие двух крупнейших в отечестве нашем политических партий — националистов и октябристов».
Первый съезд ВНС прошел 19—21 февр. 1912. На нем председателем вновь был избран П. Н. Балашев. В Совет входили архиеп. Евлогий (Георгиевский), проф. П. А. Кулаковский, проф. Н. О. Куплеваский, М. О. Меньшиков, В. В. Шульгин и др.
Целями Союза по уставу были исповедуемые им начала — единство и нераздельность Российской Империи, ограждение во всех ее частях господства русской народности, укрепление сознания русского народного единства и упрочение русской государственности на началах самодержавной власти Царя в единении с законодательным народным представительством.
Главным идеологом ВНС можно назвать М. О. Меньшикова. Главную задачу ВНС М. О. Меньшиков видел «в том, чтобы национализировать парламент, а через него — и всю страну». Эта задача вытекала из самой истории организации ВНС, к которой примкнули многие члены III Государственной Думы. И, действительно, наиболее явственной политической деятельностью ВНС была работа в Государственных Думах I3-го и 4-го созывов. Так в III Государственной Думе ВНС сумел объединить фракции умеренно-правых П. Н. Балашева и «национальной группы» кн. А. П. Урусова, составивших почти четверть всех депутатов. Параллельно был создан Всероссийский национальный клуб, ставший консолидирующим местом русской национальной элиты.
В своей политической деятельности идеологи ВНС наибольшими национальными проблемами считали польский и еврейский вопросы как постоянно вносящие смуту в жизнь Российской Империи. Наряду с ними многие из них указывали на проблему зарождавшегося белорусского и набиравшего силу малорусского (украинского) сепаратизма как разрушавших единство русского народа. Решение же этих вопросов в среде ВНС было наиболее поляризовано, от жесткой политики религиозной, политической и культурной ассимиляции инородцев до голосов за дарование автономии некоторым областям Империи, таким как Польша; от последовательной борьбы с еврейским засильем до голосов за отмену черты еврейской оседлости и осуждения В. В. Шульгиным «процесса Бейлиса».

Н.И. Дроздов, чиновник из г. Вологды, в 1910 завещавший Всесоюзному Национальному Союзу 84 тыс. руб.
ВНС много внимания уделял разработке доктрины русского национализма. Национализм ВНС трактовался как стремление «защитить, оборонить и охранить интересы русской государственности, русской национальности и русской культуры от посягательств на них со стороны революционно-инородческого нашествия» (А. И. Любинский) и всячески открещивался от обвинений в шовинизме и ксенофобии. Идеологи ВНС старательно выписывали свое понимание «русского». Например, Н. И. Герасимов писал: «Каждый чужой по плоти, облекшись в полноту духа и истины русской, становится национально-русским», а А. Лодыгин: «не следует забывать… что когда националисты говорят о российской народности, они понимают под этим выражением не только людей славяно-русского корня, но и всех людей, которые, от какого бы они корня ни произошли, считают национальные интересы России своими собственными и не отделяют других своих частных интересов от национальных интересов России, а тем более не становятся к ним враждебно настроенными».
М. О. Меньшиков развивал собственную историческую теорию о том, что периоды влияния Православия, Самодержавия, Народности соответствуют западным периодам наибольшего влияния католицизма, абсолютизма, национализма. Он говорил об этих триадах как о схеме исторического развития западной и русской цивилизаций. В начале их истории, утверждал он, было преобладание Православия для России и католицизма для Запада, позже Самодержавия и соответственно абсолютизма, а в современном ему мире идей народности и национализма. Этот идейный схематизм в той или иной степени был свойственен всему националистическому движению в России, которое из традиционной триады Православие, Самодержавие, Народность особое внимание уделяло народности и переставляла этот член формулы во главу всей своей идеологической системы. Такое отодвигание Православия и Самодержавия на второй план материализировало политические установки ВНС и в практической политике постоянно подталкивало большую часть членов ВНС в сторону Союза с «освободительным движением», флагом которого была тоже «Народность», но понимаемая демократически. Понятие «Народности» без должного учета влияния на него Православия и Самодержавия перманентно клонилось у левой части ВНС в демократию и было ахиллесовой пятой национализма всего ВНС.
Однако несмотря на явное недопонимание значения Православия и Самодержавия члены ВНС активно отстаивали русские интересы в России и вне ее пределов. Характерно высказывание М. О. Меньшикова: «Православие нас освободило от древней дикости, Самодержавие — от анархии, но возвращение на наших глазах дикости и анархии доказывает, что необходим новый принцип, спасающий прежние. Это — Народность… только национализм в состоянии вернуть нам потерянное благочестие и могущество». На Православие и на Самодержавие многие из ВНС смотрели как на важные русские национальные институты, опуская их особое духовное значение.
Отличие идеологии русского национализма от его западных образцов состояло в том, что идеи национализма и националистической организации шли не снизу вверх, а сверху вниз, из правительства, которое было заинтересовано в появлении на политическом поле Союза с ярко-националистическим пафосом. «Национализм, — писал П. И. Ковалевский, — есть независимость от всего. Национализм есть освобождаемая энергия народная, самостоятельная и самодержавная в своем труде». «Националисты во всех странах, — говорил И. А. Сикорский, — это такие люди, которые хотят показывать душевные качества и духовную мощь своего народа».
ВНС занимал в политическом спектре правый центр, между октябристами и правыми-черносотенцами. Эта промежуточность положения ВНС, в ситуации продолжающейся поляризации и радикализации политических устремлений, не могла сохраняться долго после смерти П. А. Столыпина.
Уже во время IV Государственной Думы члены ВНС стали неизбежно разделяться на правых и левых националистов, ищущих союза с октябристами и прогрессистами. Это разнонаправленное движение вылилось в 1913 в раскол в Киевском клубе русских националистов, большинство которого пошло за стремительно левевшим А. И. Савенко. Дело дошло даже до публичного выступления В. В. Шульгина, осудившего позицию правых по «делу Бейлиса». Второй (последний) съезд ВНС прошел в февр. 1914, но не смог сплотить Союз.
Здание Всероссийского Национального Клуба и Главного Совета Всеросийского Национального Союза(СПб. Литейный пр., 10)
В самой Государственной Думе раскол националистов официально состоялся 13 авг. 1915, когда из фракции националистов и умеренно-правых выделилась группа во главе с гр. В. А. Бобринским и В. В. Шульгиным (22 чел.) и вошла в состав «Прогрессивного блока» под названием «прогрессивно-национальной группы». Оставшиеся сторонники П. Н. Балашева до начала февральской революции так и не смогли определиться, с кем они: с «прогрессивным блоком» или с правыми, и постоянно колебались то в одну, то в другую сторону. Некоторые лидеры ВНС были скрытыми масонами, например, В. А. Бобринский, который стал инициатором раскола фракции националистов и умеренно-правых.
В целом большинство членов ВНС были искренними русскими патриотами, многие из которых засвидетельствовали это не только своей жизнью, но и своей мученической смертью.
После октябрьского переворота многие члены ВНС были убиты большевиками, среди них М. О. Меньшиков, С. В. Рухлов; другие принимали активное участие в белом движении, напр. В. В. Шульгин.
Лит.: Ардашев П. Н. Национализм на Западе. Его историческое происхождение и главнейшие моменты его развития. Киев, 1911; Бернов В. А. Национализм в качестве основы государственности. СПб., 1912; Всероссийский Национальный Союз. 1-е Собрание Представителей 19—21 февр. СПб., 1912; Герасимов Н. И. В защиту русского национализма. М., 1912; Ковалевский П. И.. Основы русского национализма. СПб., 1912; Ковалевский П. И. Русский национализм и национальное воспитание. СПб., 1912; Ковалевский П. И. Александр III. Царь-националист. СПб., 1012; П. И. Ковалевский. Психология русской нации. Пг., 1915; Н. О. Куплеваский. Всероссийский Национальный Союз. СПб., 1908; Куплеваский Н. О.. Исторический очерк преобразования государственного строя в царствование Императора Николая II. СПб., 1912; Лодыгин А. Националисты и др. партии. СПб., 1912; Любинский А. И. Русский национализм как средство борьбы с революционно-инородческим движением. Киев, 1907; Молоховец Е. Монархизм, национализм и Православие. СПб., 1910; Националисты в 3-й Государственной Думе. СПб., 1912; Национализм и его враги. Псков, 1912; Сидоров А. А. Инородческий вопрос и идея федерализма в России. М., 1912; Сикорский И. А. Русские и украинцы. (Главы из этнологического катехизиса). Киев, 1913; Сикорский И. А. О психологических основах национализма. Киев, 1910; Степанец Б. Национализм как социологическая идея. Вильно, 1906; Стороженко А. В. Происхождение и сущность украинофильства. Киев, 1912; М. О. Меньшиков. Письма к близким. М., 1906—16; Шульгин В. В. Годы. Дни. 1920. М., 1990.

Смолин М.

© Институт Русской Цивилизации.
E-mail: info@rusinst.ru

Изготовление cайта - Wilmark Design.
2004-2018г.
Об институте  |  Труды института  |  Энциклопедия  |  Видеоматериалы

В оформлении проекта использован фрагмент картины И.С. Глазунова "Вечная Россия"