Институт Русской Цивилизации
Об институте
Труды института
Большая энциклопедия
русского народа
Видеоматериалы
Вопросы и ответы
Рекомендуем посетить

Большая энциклопедия русского народа
|   Алфавитный указатель   |   Темы   |   Поиск
Я Ю Э Щ Ш Ч Ц Х Ф У Т С Р П О Н М Л К И З Ж Е Д Г В Б А

СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА (СРН), КРУПНЕЙШАЯ НАЦИОНАЛЬНО-ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ, СОЗДАННАЯ В Н. ХХ В. ДЛЯ БОРЬБЫ С РЕВОЛЮЦИЕЙ.

СОЮЗ РУССКОГО НАРОДА (СРН), крупнейшая национально-патриотическая организация, созданная в н. ХХ в. для борьбы с революцией.
СРН был создан в 1905 в самый разгар революции по прямому и недвусмысленному повелению Божией Матери. Вдохновитель создания Союза игумен Воскресенского миссионерского монастыря под Петербургом о. Арсений так описывал события, непосредственно предшествовавшие учреждению СРН: «В первых числах октября 1905 года прибыл я в Петербург из своей обители — Воскресенского миссионерского монастыря, встретил страх и ужас в народе от истребления православных. Толпа Русского Народа, узнав о моем прибытии, явилась ко мне за словом утешения. Моя квартира каждый день была переполнена плачущими. 12 октября Господь вложил мне благую мысль оказать противодействие революции открытием “Союза Русского Народа”. Эта мысль тотчас же была объявлена мною собранию русских людей, между которыми присутствовал некто уважаемый Иван Иванович Баранов. Все одобрили мое предложение, и по чину святых Апостолов положили две записки пред иконою Тихвинской Божией Матери. С горькими слезами просили мы у Царицы Небесной благословения на открытие союза. Молитва наша была услышана. Взятый мною билетик оказался с благословением. После этого мы принесли благодарственное моление и приступили к открытию союза. Все мои почитатели с любовию спешили присоединиться к нам и, между прочими, — Александр Иванович Дубровин, которого единогласно мы избрали в председатели. Благодаря неутомимой энергии г. Дубровина, наш союз стал быстро разрастаться и привлек миллионы истиннорусских людей со всей России».

Шествие СРН на красной площади

По свидетельству И. И. Баранова, 22 окт. 1905 у него на квартире состоялось первое организационное собрание будущего СРН, на котором присутствовали сам Баранов, А. И. Дубровин, А. А. Майков, а также московский мещанин Константин Полторацкий (один из организаторов общества «Добровольная Народная охрана»). На этой встрече, по словам Баранова, и «зародилась мысль об организации большого союза, который встал бы на защиту Православия, Неограниченного Самодержавия и Русской Народности». Председатель Союза Дубровин так описывал первые шаги СРН: «Союз зародился в моей квартире. Мысль о нем зрела у меня с 9 января 1905 г. Как выяснилось, почти одновременно со мной тою же мыслью был охвачен и Аполлон Аполлонович Майков. Другие присоединились уже к нам. Первые шаги по образованию Союза были сделаны из моей квартиры, где и собирались вначале. Учредители в моем доме сделали и свои первые взносы, кто сколько мог… Из учредителей избран был Совет и должностные лица: председатель — я, Дубровин; два товарища председателя: А. А. Майков и А. И. Тришатный; секретарь С. И. Тришатный и казначей Ив. Ив. Баранов. Начались работы; в моей квартире было собираться неудобно, и я предоставил Союзу в своем доме отдельную квартиру. Я оставил за собой общее руководство, А. А. Майков принял на себя заведование Советом и канцелярией, а А. И. Тришатный занялся формированием и открытием отделов. А. А. Майков с раннего утра приходил в Союз и оставался там до ночи… Деятельное участие в работе принимали не только члены Совета и учредители, но и простые союзники. Денежные поступления, хотя и не обильно, но притекали ежедневно и давали возможность скромно существовать начатому делу». Причем Дубровин подчеркивал, что «работали все и несли свой труд идейно, без ожидания какого-либо вознаграждения, благодаря чему Союз разрастался незаметно, но быстро; волна оскорбленного чувства за поруганную Родину быстро разливалась по всему пространству униженной России, охватывала умы и сердца во всех слоях населения и привлекала к Союзу массу новых единомышленников». Главный Совет был избран 8 нояб. 1905, эту дату и можно считать днем основания СРН. Помимо А. И. Дубровина, А. А. Майкова, А. И. Тришатного, С. И. Тришатного, И. И. Баранова в первый состав Главного Совета СРН входили: П. Ф. Булацель, Г. В. Бутми-де-Кацман, В. Л. Воронков, В. А. Андреев, П. П. Сурин, С. Д. Чекалов, М. Н. Зеленский, Е. Д. Голубев, Н. Н. Языков, Г. А. Слипак и др.
Первой публичной акцией нового Союза, где он продемонстрировал свою силу, стал митинг 21 нояб. 1905. Его участник — видный монархический деятель П. А. Крушеван писал: «Помню первый митинг Союза Русского Народа. Он состоялся в Михайловском манеже. На митинге собралось тысяч двадцать народу. Говорили члены Русского Собрания кн. М. Н. Волконский, приват-доцент Б. В. Никольский, сотрудник «Нового времени» Н. А. Энгельгардт, д-р А. И. Дубровин, присяжный поверенный П. Ф. Булацель, В. М. Пуришкевич, два епископа… <…> Митинг прошел при необычайном воодушевлении, не поддающемся описанию. Это были величественные и потрясающие минуты народного объединения, которых никогда не забудут те, кому довелось пережить их. Все грани, все сословные и социальные перегородки исчезли; русский князь, носящий историческую старинную фамилию, стоял бок о бок с простолюдином и, беседуя с ним, волновался общими чувствами; тут же в толпе был и известный государственный деятель, были генералы, офицеры, дамы… Все перепуталось, все смешалось в какую-то кашу… Но над этой пестрой массой, сливая ее в одно существо, властно царила одна общая душа, душа народа, создавшего одно из величайших государств в мире, — и теперь угнетенная опасеньем, что и храм, созданный трудом десятков поколений, и народные жертвы, и подвиги предков — все это рухнет — бессмысленно под натиском врагов, которые уже рубят устои, поддерживающие священный храм». Такими многочисленными митингами не могли похвастаться ни либералы, ни социалисты. Несомненно, этот митинг охладил пыл тех, кто пытался организовать революционное выступление против власти в столице.
Одной из основных задач на начальном этапе деятельности СРН была организация местных отделов, решением этой проблемы по поручению Главного Совета занимался, гл. обр., один из товарищей председателя А. И. Тришатный. Уже 26 нояб. им был открыт отдел СРН в Ярославле, который возглавил известный в городе глазной врач И. Н. Кацауров. Всего за короткое время Тришатным было открыто до 60 отделов. Помимо Ярославля вскоре крупные отделы Союза были открыты: 22 янв. 1906 в Москве (усилиями Н. Н. Ознобишина, В. А. Балашева и др.), 22 янв. 1906 в Новгороде (усилиями студентов В. В. Ермолова и А. Д. Муретова, а также епархиального наблюдателя церковно-приходских школ д.с.с. П. Н. Спасского), 4 февр. 1906 в Одессе (усилиями гр. А. И. Коновницына, Н. Н. Родзевича и Б. А. Пеликана). Большое внимание уделялось также агитационно-пропагандистской деятельности — печатались воззвания, обращения, листовки. Одно из первых воззваний было опубликовано уже в ноябрьском (1905) выпуске журнала «Мирный труд». Оно нарочито было стилизовано под язык древних былин и церковных песнопений и весьма характерно для СРН своей тональностью и идеями: «Собирайтесь, русские люди, под знамя “Союза Русского Народа” за Веру, Царя, Отечество, Престолонаследие, за неразделенность России, за благо Русской народности, за законность, порядок, обеспечивающие населению мирную, спокойную жизнь. Обоймите друг друга и заключите печатью любви сердечный союз между собой. Собирайтесь, русские люди, по деревням, по селам, по станицам, по слободам, по большим и малым городам, по аулам и обширным степям. Замышляют наши недруги, враги хитрые и коварные, погубить Святую Русь, расшатать устои вековечные, Веру Православную, власть Царя державную, водрузить знамя красное на Святой Руси, восстание-революцию проповедуя, учредить республику-самовольщину. И что за сотни лет созидал народ, все достояние Государства Российского, как волки хищные разорвать на клочки собираются. И не год, не два разрастается та крамола подпольная, и как змей обвила она землю Русскую, над крестом святым насмехаючись, самому Царю угрожаючи. Молим Господа, да не будет змею красному одоления! Помоги же ты, Святой Георгий Победоносный, на русском щите образ твой, змея лютого поражаешь ты, так и нам дай, Витязь Господа, устранить врага, сохранить Святую Русь, единую, неделимую, защити щитом твоим Божественным Царя нашего, дабы вел он нас своею волею царскою по пути любви и согласия». Обращение к святому великомученику и Победоносцу Георгию не было случайным. Именно этот широко почитаемый на Руси Воин Христов стал покровителем Союза, его образ был изображен на знаке члена СРН, исполненном по проекту А. А. Майкова, неофициальным гимном Союза стало стихотворение Л. Е. Катанского «Молитва Благодатному покровителю Союза Русского Народа Св. Великомученику и Победоносцу Георгию», которое было впервые опубликовано 23 апр. 1906 в «Русском знамени» (см.: Гимн Союза Русского Народа).

Демонстрация монархистов во главе с членами СРН (Москва, конец 1905)

СРН изначально считал одной из своих главных задач оказание нравственной поддержки Государю Императору в Его борьбе с крамолой. Руководители и активисты Союза постоянно направляли на имя Царя всеподданнейшие адреса, телеграммы, обращения, челобитные, в которых свидетельствовали о преданности Русского Народа своему Государю, высказывали одобрение тех или иных действий Монарха, ободряли Царя и Царицу в особенно трудные минуты (см.: Царственные Мученики и русские патриоты). Уже 9 дек. 1905 А. И. Дубровин направил телеграмму Государю, в которой от лица СРН умолял ни в коем случае не освобождать революционных агитаторов, чего требовали революционеры всех мастей, «так как их освобождение поощрило бы забастовщиков, а мирных жителей заставило бы опасаться серьезных столкновений». Эти мысли вождя Союза полностью совпали с тем, что думал Государь, и Он начертал на телеграмме: «Совершенно верно». Важной вехой в становлении Союза стал высочайший прием депутации Союза, который состоялся 23 дек. 1905. В состав весьма представительной депутации СРН, возглавляемой руководителем Союза А. И. Дубровиным, входило 24 чел.: игумен Арсений, А. А. Майков, А. И. Тришатный, И. И. Баранов, Г. В. Бутми, П. Ф. Булацель, В. А. Андреев, В. Л. Воронков, П. П. Сурин, С. Д. Чекалов, Т. Е. Терехов, Д. С. Кузьмин и др. учредители Союза. О. Арсений преподнес Царю икону Архистратига Михаила и сказал краткое приветственное слово. Дубровин зачитал адрес, в котором доложил Государю о быстром росте численности СРН, в чем он видел свидетельство того, что «почуяло сердце народное, что Союз Русского Народа сплотился для важного, неотложного дела». От имени Союза председатель заверил Монарха: «Мы, Государь, постоим за Тебя нелицемерно, не щадя ни добра, ни голов своих, как отцы и деды наши за Царей своих стояли, отныне и до века». В заключение вождь СРН поднес Императору знаки члена Союза Русского Народа для Него и Наследника Цесаревича, прося принять их, дабы этой милостью осчастливить Союз. Государь, рассмотрев их, поблагодарил Дубровина. Это было справедливо расценено союзниками как свидетельство того, что Царь и Цесаревич стали членами Союза Русского Народа. А. А. Майков, зачитавший адрес от группы верноподданных жителей столицы, произнес краткую речь, которую пылко завершил: «Государь, мы все умрем за Тебя». А. И. Тришатный зачитал адрес Ярославского отдела Союза и передал адрес крестьян Вологодской губ. Затем с речами к Государю обратились П. Ф. Булацель, крестьянин-единоверец Ф. А. Ершов, И. И. Баранов, рабочий Путиловского завода Д. С. Кузьмин, отставной офицер Т. Е. Терехов, В. А. Андреев и др. Государь, милостиво всех выслушал, пожелал СРН расти и процветать, выразив надежду, что с помощью Божией и Русского Народа Ему удастся совершить многое на благо России. Поблагодарив всех, Царь напутствовал монархистов: «Уповайте на Бога и надейтесь на Меня». Радостная весть о высочайшем приеме депутации СРН, о милостивом обращении Государя к союзникам и о принятии Им знаков члена СРН способствовала дальнейшему росту рядов Союза, активизации его деятельности.

Члены Екатеринославского Союза русских рабочих

Время становления СРН совпало с попытками лидеров монархического движения объединить силы патриотов. В н. 1906 прошли 2 монархических съезда: Первый Всероссийский Съезд Русских Людей в Петербурге 8—12 февр. 1906 и Второй Всероссийский Съезд Русских Людей в Москве 6—12 апр. 1906. Организатором первого съезда было Русское Собрание (РС), и первоначально он назывался Всероссийский Съезд Русского Собрания. Организатором второго съезда был Всенародный Русский Союз, учрежденный московскими правыми деятелями для объединения всех монархических союзов Москвы. Делегаты от СРН принимали участие в обоих Съездах, лидеры Союза выступали с докладами на форумах (А. И. Дубровин, В. М. Пуришкевич, Г. В. Бутми и др.), но зимой-весной 1906 СРН выступал еще только лишь как один из многих патриотических союзов.
К осени 1906 завершился период организационного становления СРН, и он превратился в ведущую православно-патриотическую организацию. 7 авг. 1906 был официально утвержден устав СРН, который считался лучшим программным документом монархистов из-за ясности и точности формулировок и краткости объема. Устав объявлял целью Союза «развитие национального русского самосознания и прочное объединение русских людей всех сословий и состояний для общей работы на пользу дорогого нашего отечества — России единой и неделимой». Первый раздел был посвящен изложению программных положений, которыми намеревался руководствоваться Союз в своей деятельности. Устав определял, что благо родины состоит «в незыблемом сохранении Православия, русского неограниченного Самодержавия и Народности». Т. о., СРН недвусмысленно заявил о своей приверженности сформулированной гр. С. С. Уваровым триаде основ русского устроения «Православие, Самодержавие, Народность». В главном документе Союза отмечалось, поскольку Русский Народ — народ православный, «Православной Церкви, которая должна быть восстановлена на началах соборности и состоять из православных, единоверцев и воссоединенных с ними на одинаковых правах старообрядцев, должно быть предоставлено первенствующее и господствующее в государстве положение». И в дальнейшем Союз строго следовал линии на объединение русских православных людей, придерживавшихся нового и старого обряда, и осуждал любые действия по дискриминации старообрядцев. В отношении Самодержавия в уставе подчеркивались его богоустановленность, органичность и укорененность на Руси («Самодержавие русское создано народным разумом, благословлено Церковью и оправдано историей»), сущность же его состоит «в единении Царя с народом». Причем в уставе особо отмечалось, что союзники вовсе не являются сторонниками прежнего порядка, когда «бюрократический строй заслонил светлую личность Царя от народа и присвоил себе часть прав, составляющих исконную принадлежность Русской Самодержавной власти»; этот строй привел Отечество наше к тяжелым бедствиям и потому подлежит коренному изменению». Вместе с тем Союз подчеркивал, что изменения не должны быть направлены к ограничению власти Монарха, а Государственная Дума в России должна быть не подобием европейского парламента, но органом для «непосредственной связи между державною волею Царя и правосознанием народа». Третий член триады сформулирован ясно и лаконично: «Русской народности, собирательнице земли Русской, создавшей великое и могущественное государство, принадлежит первенствующее значение в государственной жизни и в государственном строительстве». А в примечаниях отмечалось, что Союз «не делает различия между великороссами, белороссами и малороссами»; что «все учреждения государства Российского объединяются в прочном стремлении к неуклонному поддержанию величия России и преимущественных прав русской народности, но на строгих началах законности, дабы множество инородцев, живущих в нашем отечестве, считали за честь и за благо принадлежать к составу Российской Империи и не тяготились бы своей видимостью»; что «русский язык есть господствующий язык Российской Империи для всех населяющих ее народов». В уставе особо отмечалось, что Государственная Дума «должна быть национально-русскою». Отдельный пункт был посвящен пониманию Союзом ближайших задач власти, которые должны состоять в «установлении строгого порядка и законности на твердых началах свободы слова, печати, собраний, союзов и неприкосновенности личности, но с установлением правил, определяющих границы указанной свободы, дабы не нарушался государственный правопорядок и не затрагивались бы права отдельных лиц и дабы она сама была ограждена от произвола».

Участники губернского Костромского съезда СРН

Следующий раздел устава был посвящен деятельности Союза, в нем определялись ее основные направления. СРН намеревался проводить в жизнь цели Союза прежде всего посредством участия в выборах в Государственную Думу. Однако в уставе четко проводилась мысль, что СРН — это не парламентская партия европейского типа. А потому особенное внимание Союз намеревался уделять просвещению народа в духе Самодержавия для распространения среди народа «христианских начал, укрепляющих патриотическое чувство и чувство долга перед Отечеством, обществом и семьею». Просветительская деятельность должна была осуществляться посредством открытия школ, устройства чтений, собраний, бесед, распространения книг, издания своих газет, журналов и т. п. Союз получал также право строить церкви, приюты, дома трудолюбия, учреждать кассы взаимопомощи и др. промышленно-сберегательные товарищества для поднятия материального благосостояния своих членов и их прочного объединения. В уставе было заявлено даже о намерении основать в дальнейшем «Всероссийский банк Союза Русского Народа» для объединения торгово-промышленного класса и с целью поднятия исключительно русской торговли и промышленности, а также для доставления крестьянам дешевого кредита и возможности продавать свои продукты непосредственно потребителям, а не перекупщикам.
Последующие разделы устава посвящались вопросам внутреннего устройства, средствам и организации отчетности в СРН. Устав определял, что членами Союза могут быть «только природные русские люди обоего пола, всех сословий и состояний, преданные целям Союза, давшие признание, что они твердо осведомлены о целях Союза, и давшие при вступлении обещание не вступать в общение с какими-либо тайными сообществами, а также какими-либо организациями, преследующими цели, несогласные с задачами Союза». Позднее было введено особое обещание члена СРН при вступлении: «Я, нижеподписавшийся, даю сие обещание в том, что, твердо осведомившись о целях Союза, буду исполнять возлагаемые на меня обязанности члена Союза по крайнему моему разумению и силам, храня верность Его Императорскому Величеству Государю Императору и Самодержцу Всероссийскому, памятуя лишь о благе и пользе России и отстаивая вековые заветы родины: Православие, Самодержавие и Народность». В отношении лиц не коренного русского происхождения и инородцев устав предполагал особый способ приема — единогласное постановление соединенного собрания членов Совета и членов-учредителей. Но устав однозначно определял, что «евреи в члены Союза никогда допущены быть не могут, даже в том случае, если они примут христианство».
Высшим органом СРН являлось собрание членов-учредителей и Главного Совета, которое избирало на 3 года членов Главного Совета, ведавшего всеми делами Союза и состоявшего из 12-ти членов и 18-ти кандидатов. Совет избирал уже из своей среды председателя, двух его товарищей и секретаря, а также казначея и делопроизводителя из числа членов Союза. Совет собирался не реже раза в неделю, а соединенное собрание Совета и членов-учредителей — по мере надобности, но не реже 1 раза в 3 мес. Уже после официального утверждения устава в связи с ростом Союза и необходимостью координации действий начали регулярно созываться совещания и съезды представителей отделов СРН. На этих форумах обсуждались актуальные вопросы, принимался целый ряд принципиально важных решений, которые фактически становились обязательными и для Главного Совета, и для отделов, однако формально положение об обязательности решений съездов не было отражено в уставе. Пока в Союзе царило единство, это не имело никакого значения, но когда началась внутренняя борьба, вопрос о статусе съездов представителей отделов СРН и собрания членов-учредителей стал одним из предметов борьбы. Решения Всероссийских Съездов Русских Людей для СРН не были обязательными ни формально, ни фактически, как, впрочем, и для др. монархических союзов, а всегда носили только рекомендательный характер. Особый пункт устава был посвящен первому председателю СРН, который, как основатель Союза, «считается председателем пожизненно и только по своему желанию может оставить должность председателя, но все же остается Почетным Председателем пожизненно с правом председательствовать в соединенном собрании Совета и учредителей».
Помимо утверждения устава, другой важной вехой в организационном устроении Союза стал Первый Всероссийский Съезд председателей отделов СРН, который открылся 27 авг. 1906 в зале Русского Собрания (РС) и на котором присутствовали 42 руководителя местных отделов Союза. Съезд начался приветствиями председателя Главного Совета А. И. Дубровина и председательствующего в РС Н. А. Энгельгардта, затем под руководством В. М. Пуришкевича начались деловые заседания. Сам факт созыва съезда был знаменательным; т. о., закладывался механизм взаимодействия Главного Совета с местными организациями разраставшегося Союза. Рост рядов потребовал также и усовершенствования организационного устройства в самом Петербурге. Для решения этого вопроса 3 окт. 1906 состоялось собрание комиссии под руководством товарища председателя Главного Совета А. И. Тришатного, на котором был определен способ новой организации Союза, «чтобы он представлял одно стройное целое, а не толпу людей, собравшихся случайно». В столице было образовано несколько районных отделов: Александро-Невский, Литейно-Рождественский, Московско-Спасский, Василеостровский, Путиловский и отдел на Петербургской стороне, а также отделы в ближних пригородах: Петергофский, Гатчинский и Царскосельский с подотделом в Павловске. В основу устройства внутри отделов был положен старинный принцип, издревле применявшийся в русских городах: теперь в каждом районе члены Союза объединялись в десятки во главе с десятниками, из которых составлялись сотни во главе с сотниками, входившими в состав тысяч во главе с тысячниками. Специальным циркуляром этот способ внутреннего устроения городских организаций был рекомендован всем местным отделам СРН. Со временем СРН приобрел довольно стройную структуру: Главный Совет в Петербурге, губернские (областные) отделы во главе с Советами, уездные (окружные) отделы во главе с Советами, сельские подотделы и дружины. Исключение было сделано для 3-х городов: в Петербурге и Москве наряду губернскими Советами существовали еще и столичные Советы, на которые замыкались все внутригородские отделы; в Одессе самостоятельно от губернского Совета существовал городской отдел СРН во главе с собственным Советом.
Официальным печатным органом Союза была газета «Русское знамя», первый номер которой вышел 27 нояб. 1905. В ней публиковалась вся официальная информация о деятельности СРН. Многие местные отделы издавали свои печатные органы, которые порой были достаточно влиятельными. Наиболее известными из них являлись: «Вече» в Москве, «Русский народ» в Ярославле, «Друг» в Кишиневе, «Почаевские известия» в Почаеве, «Русская правда» в Астрахани, «Русская речь» и «За Царя и Родину» в Одессе, «Минин» в Н. Новгороде, «Русь Православная» в Казани, «Русское дело» в Екатеринославе, «Черная Сотня» в Харькове, «Набат» в Симферополе, «Жизнь Волыни» в Житомире, «Сусанин» в Красноярске и др.

Члены Томского отдела СРН

К н. окт. 1906, когда открылся Третий Всероссийский Съезд Русских Людей в Киеве 1—7 окт. 1906, СРН уже стал крупнейшей монархической организацией. Достаточно сказать, что из 166 делегатов съезда 67 человек представляли СРН, не считая тех делегатов, которые были депутатами от организаций номинально имевших собственные названия, но фактически являвшихся отделами СРН (такие как Курская Народная партия порядка, Астраханская Народно-монархическая партия и др.). Возросшая роль Союза признавалась представителями др. монархических организаций. Одним из 3-х рабочих председателей, избранных на съезде, был председатель Главного Совета СРН А. И. Дубровин (2 других — председатель Совета РС кн. М. Л. Шаховской и председатель Русской Монархической Партии [РМП] В. А. Грингмут). Для координации деятельности монархических организаций между съездами третий съезд учредил специальный орган — Главную Управу Объединенного Русского Народа из представителей этих 3 монархических союзов. Для достижения большего единообразия вновь возникающим местным организациям рекомендовалось за основание брать программу СРН. Самое существенное: на Киевском съезде было принято решение считать программу и устав СРН наиболее целесообразными для монархических партий и организаций, и рекомендовано всем вновь возникающим союзам руководствоваться этими документами. Фактически, это решение было признанием гегемонии СРН в монархическом движении.
Знаменательным событием в жизни Союза стало торжественное освящение хоругви и знамени СРН, которое состоялось 26 нояб. 1906 в день памяти Георгия Победоносца в Михайловском манеже в присутствии ок. 30 тыс. союзников. Перед началом торжества произнесли речи руководители: А. И. Дубровин и В. М. Пуришкевич. Затем к общей радости собравшихся прибыл о. Иоанн Кронштадтский, который, взойдя на возвышение, поклонился на все четыре стороны народу, ответствовавшему, в свою очередь, низким поклоном почитаемому батюшке. Кронштадтский пастырь сказал слово монархистам, суть которого сводилась к тому, что «как тело без души мертво, так и Россия без всепросвещающей Православной Веры и жизнетворной Самодержавной Власти мертва», что созыв II Думы должен стать «оправданием надежд великодушного Царя и исстрадавшегося Русского Народа». Затем прибыл еп. Сергий (Страгородский), и началось богослужение, завершившееся пением многолетия Государю и всему Царствующему Дому, а также основателям и руководителям СРН и вечной памяти всем павшим за Веру, Царя и Отечество. Окропив хоругвь и знамя СРН святой водой, о. Иоанн Кронштадтский с благоговением поцеловал знамя и вручил его преклонившему колена А. И. Дубровину, который, в свою очередь, передал святыню коленопреклоненному Н. М. Юскевичу-Красковскому. Последний, приняв знамя, призвал поклясться в верности Православию, Самодержавию и Русской Народности, и, как говорилось в газетном отчете, «по манежу громовым раскатом пронеслось: клянемся!». После освящения владыка Сергий уехал, но торжества продолжились. Пламенную речь произнес председатель Союза А. И. Дубровин, рассказавший, как не по дням, а по часам растет Союз Русского Народа, превращаясь для врагов в грозную силу. Речь вождя СРН приветливо слушал о. Иоанн и одобрительно кивал головой. После речей П. Ф. Булацеля и В. П. Соколова союзники проводили любимого кронштадтского пастыря. А хоругвь и знамя были отнесены в церковь Афонского подворья на углу Забалканского (ныне Московского) просп., причем всю дорогу знаменщика несли на руках вместе со знаменем. Это было грандиозное зрелище! О. Иоанн Кронштадтский постоянно поддерживал Союз, он передал на нужды СРН большую по тем временам сумму в 10 тыс. руб. Но о. Иоанн был не только жертвователем, но и формально состоял членом СРН, собственноручно написав заявление под № 200787: «Желая вступить в число членов Союза, стремящегося к содействию всеми законными средствами правильному развитию начал Русской государственности и русского народного хозяйства на основах Православия, Неограниченного Самодержавия и Русской Народности, — прошу зачислить меня как единомышленника». А 15 окт. 1907 постановлением Главного Совета СРН он был избран пожизненным почетным членом Союза Русского Народа. 19 окт. в день Ангела высокочтимого пастыря депутация СРН во главе с гр. Э. И. Коновницыным поднесла ему грамоту, в которой говорилось: «Главный Совет Союза Русского Народа единодушно призывает Тебя, почитаемый пастырь, оказать делу служения его на благо великой Русской Народности непрестанную молитвенную защиту перед Престолом Бога Вечного, Ему же ты, Отче, служил уже 52 года, яко верный сын Царя и Церкви Христовой. Алкая и жаждая духовной близости к тебе и единения с тобою, Добрый Пастырь, Главный Совет Союза Русского Народа… избрал тебя единогласно в свои почетные члены». Кончина кронштадтского «маяка Православия» стала тяжелой утратой для Союза; знаменательно, что раздоры и нестроения в СРН начались после его кончины.
Еще одним знаменательным событием в истории СРН стало паломничество союзников в Святую Землю, замышлявшееся как начало крестового похода против революции. Инициатива и организация его принадлежала вдохновителю СРН игумену Арсению, который 14 янв. 1907 после богослужения в Александро-Невской лавре вместе с группой союзников отбыл в паломничество. Их провожали сотни монархистов. 1 июля 1907 паломники прибыли из Иерусалима в С.-Петербург, игумен Арсений привез с собой дар Вселенского Патриарха Русскому Царю — икону Воскресения Христова с вделанной в нее частицей Гроба Господня. На вокзале святыню встречали еп. Гдовский Кирилл с архимандритами Дионисием, Мефодием, Евгением и Александром, протодиаконом В. А. Богословским и назначенным по Высочайшему повелению диаконом С. В. Покровским. Среди встречавших был председатель Союза А. И. Дубровин и множество союзников. В репортаже «Русского знамени» так описывался момент встречи: «Многие со слезами крестились и выражали сердечную признательность отцу Арсению, подъявшему, несмотря на свой преклонный возраст, подвиг поездки к месту земной жизни и страданий Спасителя, чтобы помолиться за обуреваемую кровавыми распрями Родину». После молебствия Крестный ход с хоругвями и иконами двинулся от Московского вокзала к Казанскому собору, где на паперти икону встретил сам митр. Антоний (Вадковский), окруженный многочисленным духовенством. Владыка облобызал икону и перенес ее в собор. После митрополичьего богослужения перед святыней А. И. Дубровин сердечно поблагодарил митрополита за участие в празднестве СРН, а владыка братски облобызал вождя Союза. По окончании богослужения состоялся многочисленный монархический митинг в Михайловском манеже. Игумен Арсений объяснил собравшимся значение события, затем с речью, которая неоднократно прерывалась криками «ура!» и пением народного гимна, выступил А. И. Дубровин. После него выступали кн. М. Н. Волконский и представители ряда отделов Орлов, Давыдов, Фоменко, Денисов и др. Было принято решение, что первое время икона будет пребывать в Казанском соборе, пока СРН не получит Высочайшего соизволения на встречу с депутацией союзников, которая и передаст этот дар Вселенского Патриарха Русскому Царю.
Весной 1907 стало очевидно, что СРН полностью доминирует в монархическом движении. К к. апр., ко времени открытия Четвертого Всероссийского Съезда Объединенного Русского Народа в Москве 26 апр.—1 мая 1907, Союз насчитывал уже более 900 отделов, большинство делегатов Четвертого съезда составляли союзники. Съезд одобрил практику объединения вокруг СРН местных монархических организаций. Обсуждая вопрос об объединении патриотических союзов, Четвертый съезд принял решение, что, «ввиду преобладающего значения Союза Русского Народа, Союзу этому предоставляется забота о возможном объединении остальных монархических организаций». Было определено также переименовать областные Управы Объединенного Русского Народа, созданные по решению Третьего съезда, в губернские управы СРН. Четвертый съезд рекомендовал остальным монархическим организациям вступить с СРН в переговоры об объединении. Вскоре, 12—14 июля, состоялся и первый губернский съезд СРН; как и в случае с учреждением первого отдела почин принадлежал ярославским монархистам.
Причины столь быстрого увеличения численности и роста влияния СРН связаны не только с особенными организационными дарованиями лидеров Союза, хотя и председатель Союза А. И. Дубровин, и 2 его заместителя В. М. Пуришкевич и А. И. Тришатный были талантливыми организаторами, но, прежде всего, с особенностью самой природы Союза, который замышлялся и существовал как всесословная и, в полном смысле, всенародная организация. В нем были представлены все сословия Российской Империи, фактически Союз являлся слепком с социальной структуры российского общества. Неслучайно вожди СРН любили повторять, что Союз Русского Народа — это не партия, он есть сам Русский Народ. Успехи СРН объяснялись прежде всего тем, что Союз пользовался широкой поддержкой духовенства. Помимо духовенства руководящую роль в Союзе играли представители русской национальной интеллигенции, научной и культурной элиты России: все вожди Союза имели высшее образование (и А. И. Дубровин, и Н. Е. Марков, и В. М. Пуришкевич); членами Главного Совета и руководителями местных организаций был целый ряд выдающихся деятелей отечественной науки и культуры, таких как: филолог акад. А. И. Соболевский, один из столпов отечественной дерматологии проф. П. В. Никольский, историк проф. А. С. Вязигин, филолог проф. И. П. Сазанович, писатель кн. М. Н. Волконский, философ и математик барон М. Ф. Таубе, философ права и экономист проф. В. Ф. Залесский, юрист и литературовед проф. Б. В. Никольский, ректор Новороссийского университета проф. С. В. Левашев и др. Среди членов-учредителей и руководителей отделов СРН были и представители купечества: петербургские купцы Е. А. Полубояринова, И. И. Баранов, В. Л. Воронков, П. П. Сурин, астраханский купец Н. Н. Тиханович-Савицкий, киевский купец Ф. Я. Постный и др.

Школа (с учщимися) Ростовского-на-Дону отдела СНР

В составе Союза было много ремесленников, кустарей, мелких служащих и др. городских жителей, однако подавляющее большинство членов СРН составляли крестьяне. Особенно активной поддержкой со стороны крестьянства пользовался СРН в тех губерниях, где был силен инородческий и иноверческий гнет. К примеру, в Волынской губ., где Почаевская лавра, возглавляемая архим. Виталием (Максименко), была центром не только православной борьбы с католическим прозелитизмом, но и оплотом национальной борьбы с еврейским гнетом, в отделы СРН крестьяне записывались целыми селами. Широко были распространены в Союзе кредитные и потребительские товарищества, различные экономические союзы. Пытаясь найти поддержку среди самого многочисленного земледельческого сословия, СРН посвящал много внимания решению крестьянского вопроса, пожалуй, больше, чем любая другая политическая партия. Без его обсуждения не обходился ни один монархический форум. Причем нередко предлагались вполне конкретные способы решения проблем. Подробную резолюцию по крестьянскому вопросу принял, к примеру, Съезд уполномоченных отделов СРН юга России, который проходил в окт. 1908 в Одессе под председательством гр. А. И. Коновницына. Делегаты, большинство из которых были крестьяне, предлагали: «а) издать закон о наделении землею тех безземельных крестьян и мещан сел и деревень, которые занимаются хлебопашеством, б) издать строгие законы о воспрещении хлебного ростовщичества и покупке у крестьян их урожая на корню, в) установить при каждой школе в деревне и при церковно-приходских школах участки земли для обучения детей на практике правильному земледелию, г) урегулировать арендные цены на землю, дабы они не служили предметом спекуляции, д) ускорить покупку для крестьян земли через Крестьянский банк, ж) облегчить крестьянам покупку земли от помещиков через Крестьянский банк» и др. меры. Специально для обстоятельного обсуждения земельного вопроса 15—17 янв. 1909 в Почаевской лавре по благословению архиеп. Антония (Храповицкого) был созван съезд уполномоченных отделов Волынской и смежных губ. (Подольской и Минской) при участии волынских депутатов Государственной Думы, в котором участвовали ок. 700 депутатов-крестьян. Съезд принял целый ряд весьма актуальных резолюций: о помощи малоземельным и безземельным; об облегчении крестьянам покупки вольно продающихся земель; об облегчении переселения для желающих ехать в Сибирь; о кредитных товариществах и ссудо-сберегательных кассах на помощь крестьянам, чтобы легко можно было занять крестьянину денег при его хозяйственных и земельных нуждах; о борьбе с евреями и т. д. Однако к голосу монархистов правительство и местная власть не очень-то прислушивались. Некоторые отделы пытались действовать самостоятельно. Наибольших успехов удалось достичь Почаевскому отделу, который, благодаря энергии и влиянию архим. Виталия (Максименко), создал собственный банк «Почаевско-Волынский народный кредит» (устав утвержден 22 февр. 1911) и сеть потребительских лавок для русского населения Волыни. В 1914 крестьянское монархическое движение привело к аграрным стачкам, попыткам захвата помещичьих земель в Волынской губ. и даже случаям прямого неповиновения местной власти со стороны сельских подотделов СРН, чем воспользовались многочисленные враги Союза для его дискредитации в глазах власти.
В советское время замалчивался факт активного участия в монархическом движении наемных рабочих. СРН с самого начала предпринимал попытки привлечь на свою сторону рабочих. Существенных успехов удалось достичь в этом направлении в Петербурге, Одессе, Иваново-Вознесенске, Екатеринославе, Ярославле, Москве, Киеве. На целом ряде фабрик и заводов столицы существовали довольно сильные отделы Союза, особенно на Путиловском и Невском судостроительном заводах. Рабочие Иваново-Вознесенска создали Самодержавно-монархическую партию, которая состояла в основном из представителей рабочего класса и депутацию от которой 16 февр. 1906 принял Государь. Позднее Самодержавно-монархическая партия объединилась с Ярославским отделом СРН, в составе которого к тому времени уже было ок. 2 тыс. рабочих. В Киеве был создан Союз Русских Рабочих под председательством рабочего Клеоника Цитовича, который объединял в своих рядах св. 3 тыс. чел. В Екатеринославе на заводе Брянского общества был создан отдел, в котором состояло св. 4 тыс. чел. После октябрьской (1905) забастовки союзники обращали особое внимание на железнодорожников, в результате — железнодорожные отделы СРН стали практически повсеместным явлением. Широкую известность получили рабочие артели СРН в порту Одессы, где в 1907—08 было создано 6 артелей грузчиков, насчитывавших 1350 чел. Характерно, что СРН труднее было найти общий язык не с наемными рабочими, а с владельцами предприятий, которые повсеместно препятствовали деятельности Союза, не желая идти ни на какие уступки рабочим. В итоге рабочие отделы СРН на экономической почве нередко вступали в конфликт с фабрикантами.

Московский центральный отдел СРН во главе с А.И. Дубровиным при освящении хоругвей
Ярким свидетельством народности Союза является список убитых террористами союзников; подавляющее большинство жертв революционного террора — рабочие и крестьяне.
Однако период наивысшего расцвета Союза стал и временем начала внутренней борьбы, которая сначала имела характер борьбы за власть в СРН между председателем Главного Совета А. И. Дубровиным и товарищем председателя В. М. Пуришкевичем. Последний, взяв на себя всю организационную работу (связи с отделами, инструкции местным деятелям, рассылка литературы и т. п.), а также издательскую деятельность (издательский комитет существовал на личные средства Пуришкевича), постепенно начал вести себя как фактический руководитель СРН. Он рассылал циркуляры по Союзу за своей подписью, не согласовывая свои действия с Дубровиным и Главным Советом, пытался самостоятельно определять даже некоторые принципиальные вопросы (о предвыборной тактике и др.). Такие действия Пуришкевича закономерно привели к конфликту. 15—19 июля 1907 в Москве состоялся очередной всероссийский съезд председателей отделов СРН и др. монархических организаций, входящих в Союз. На нем по инициативе сторонников Дубровина было принято специальное постановление, смысл которого состоял в том, что при сношениях с отделами, партиями, учреждениями, а также правительственными лицами из Главного Совета не должна исходить ни одна бумага без подписи председателя. В постановлении подчеркивалось, что бумаги, присланные без подписи председателя, исполнению отделами подлежать не должны. Во время отсутствия председателя «Русское знамя» будет сообщать о лице, его замещающем, указывая срок замещения. Это постановление не оставляло Пуришкевичу никаких шансов стать во главе Союза, к чему он, несомненно, стремился. Озлобленный Пуришкевич написал ядовитую эпиграмму на Дубровина, которую распространяли в кулуарах съезда его сторонники. Борьба двух лидеров Союза завершилась осенью 1907 выходом В. М. Пуришкевича и некоторых его сторонников из СРН (А. В. Ососов и др.). На съезде было также принято решение, запрещающее всем отделам Союза вступать в блок с партиями, стремящимися к ограничению Царского Самодержавия, причем было указано, что речь идет и об умеренной Партии правового порядка.
Это последнее постановление вызвало недовольство состоявших в СРН представителей купечества и торгово-промышленного класса, которые, напротив, стремились к сближению с умеренными монархистами. При выборах в III Госдуму, которые проходили после московского съезда, некоторые отделы откровенно проигнорировали этот запрет, что стало одним из предметов обсуждения созванного зимой очередного съезда. Съезд открылся 11 февр. 1908 в Петербурге в чрезвычайно торжественной обстановке. На открытии присутствовали члены Государственной Думы епископы Евлогий (Георгиевский) и Митрофан (Краснопольский), кн. В. М. Волконский, гр. В. Ф. Доррер и др. Молебен служил сам митр. Антоний (Вадковский) в присутствии градоначальника Д. В. Драчевского. После молебна в ответ на благодарность А. И. Дубровина владыка облобызал председателя СРН и сказал: «Призываю благословение Божие на великое дело Союза Русского Народа  установить мир и тишину в нашей дорогой Родине, о чем ежечасно молит Святая Церковь». А генерал-майор Драчевский, которому также немало доставалось от СРН, заявил: «Я рад присутствовать в этом кругу русских людей и радоваться их радостью. Пусть Союз Русского Народа стоит за те вековые устои, при которых Россия крепла и сделалась великой». Почетным председателем съезда был избран А. И. Дубровин, председателем гр. А. И. Коновницын, товарищами председателя Л. Н. Зарин и А. И. Тришатный, секретарями В. П. Соколов и В. А. Всеволожский. На съезде выступили: игум. Арсений, говоривший о сущности революционных смут и подчеркнувший, что первым революционером явился дьавол, возмутившийся против Бога, а современные революционеры идут по стопам своего учителя и отца; набиравший тогда популярность почаевский иеромонах Илиодор (Труфанов), рассказавший о тяжелом положении русского дела на Волыни; гр. А. И. Коновницын, подготовивший 2 доклада: 1) об организации морского сословия наподобие казачьего и 2) о дополнении устава и организации артелей и бытовых групп, в котором призывал не ограничиваться политической организацией рабочих, но стремиться к их экономической организации путем создания артелей по примеру портовых рабочих Одессы и др. Съезд поддержал инициативу Дубровина: в ознаменование близкого наступления 300-летнего юбилея царствования Дома Романовых построить на добровольные пожертвования членов Союза великий памятник — храм во имя Феодоровской иконы Божией Матери (См.: Феодоровский собор в память 300-летия Дома Романовых). Целый день (19 февр.) депутаты посвятили обсуждению одного, но важного вопроса «О влиянии жидов и поляков на весь строй русской жизни». На съезде был принят новый устав Союза, упорядочивший структуру организации и определявший характер отношений с союзниками и врагами. На этом съезде произошел инцидент, свидетельствовавший о том, что внутренние разногласия в Союзе остались довольно острыми. Группа членов-учредителей, среди них В. Л. Воронков, В. А. Андреев и др., обратилась к председателю съезда гр. А. И. Коновницыну с заявлением и открытым письмом, в котором содержалась жалоба на диктаторское поведение А. И. Дубровина, на отсутствие финансовой отчетности в Союзе и др. нарушения устава. Оскорбленный Дубровин заявил: «Я, можно сказать, родил Союз, я кормил его, а теперь, когда он окреп и разросся, меня хотят удалить, как ненужную вещь». В результате протестовавших удалили со съезда и исключили из СРН.
Вскоре внутренние распри стали проблемой и для 2-х крупнейших отделов Союза. В марте 1908 произошел раскол в Одесском СРН, в результате которого сторонники гр. А. И. Коновницына исключили из Союза обвиненного в клевете Б. А. Пеликана и группу его единомышленников. В к. июня 1908 в Москве группа учредителей отдела СРН добилась отстранения от руководящих должностей в губернском Совете прот. Иоанна Восторгова и архим. Макария (Гневушева), председателем Совета стал основатель отдела Н. Н. Ознобишин. В ответ группа сторонников прот. Восторгова 2 нояб. 1908 в присутствии епископа Можайского Василия (Богоявленского) учредила самостоятельный Московский Союз Русского Народа, -- н н независимую от Главного Совета организацию. На учредительном собрании прот. Восторгов объяснил, что причина создания самостоятельной организации в том, что Главный Совет чинил препятствия для осуществления практических задач, взятых на себя Московским отделом СРН. Почетным председателем Союза был избран прот. И. И. Восторгов, председателем — архим. Макарий (Гневушев), секретарем — прот. Д. П. Лавров, казначеем — А. К. Цыркин, членами Совета: архим. Борис, член Государственного Совета А. А. Чемадуров, акад. А. И. Соболевский, В. М. Пуришкевич, И. Г. Айвазов, А. С. Шмаков, Б. Н. Карамзин, Б. В. Назаревский и др. Т. о., в Москве оказалось 2 организации с одинаковым названием, что вносило огромную путаницу. На Ярославском Совещании Союза Русского Народа и уполномоченных монархических организаций 8—11 марта 1909, где присутствовали, в основном, сторонники А. И. Дубровина, Московский Союз Русского Народа был зачислен в число враждебных и сугубо вредных организаций за невыполнение постановлений Всероссийских Съездов Русских Людей, враждебные действия в отношении СРН и отказ принимать в свою среду старообрядцев. Более того, Совещание приняло решение просить Главный Совет немедленно созвать собрание членов-учредителей и исключить прот. И. И. Восторгова по всем отделам за враждебные выступления против СРН. Вместе с тем Ярославское Совещание приняло ряд решений, направленных к ограничению власти председателя Главного Совета. А. И. Дубровин остался редактором-издателем органа Союза «Русское знамя», но к нему решили назначить соредактора, ответственного перед Главным Советом, в целом повышалась роль Главного Совета через возвращение в его ведение некоторых функций, которые оказались в единоличном ведении председателя. Однако все эти неурядицы и столкновения самолюбий, хоть и вносили некоторый разброд и шатание, не могли разрушить Союз. Но вскоре в СРН начались настоящие нестроения, поводом к которым стало убийство депутата Государственной Думы от кадетской партии М. Я. Герценштейна.
Нужно отметить, что буквально с первых дней существования Союза Русского Народа против его членов был развязан настоящий террор, жертвами которого стало несколько десятков руководителей и активистов местных отделов. Первый громкий теракт произошел уже 27 янв. 1906 в Петербурге, когда была взорвана харчевня «Тверь», где на средства Союза получали бесплатный чай и кушание лишившиеся работы вследствие сокращений рабочие Невского судостроительного завода. Харчевня была излюбленным местом сбора рабочих-монархистов. Вечером 27 янв., когда неизвестными злоумышленниками через окно и стеклянную дверь были брошены 2 бомбы, там было ок. 50 рабочих. На месте были убиты члены СРН 40-летний В. Н. Королев и 18-летний А. В. Барабанов, много рабочих было ранено, из них 6 тяжело. Тяжело был ранен и рабочий-дружинник М. Принцев, который находился неподалеку и, услышав взрывы, бросился на помощь. Навстречу ему бежали несколько подозрительных типов, которые на требование остановиться начали стрелять. П. Ф. Булацель в ст. «Кровавое злодеяние» в «Русском знамени» писал, что этот день «останется памятен в истории русского государства. До сих пор шайка негодяев, науськивавшая из-за угла убийц против министров, честно служивших Царю и Родине, уверяла, что революционеры ведут борьбу только против правительства. Теперь ясно, что война объявлена всему Русскому Народу. Русская кровь пролилась. Вызов Русскому Народу брошен». Начался сбор средств в помощь семьям погибших и пострадавших. Менее чем за месяц было собрано 882 руб., из которых 360 руб. пожертвовал лично А. С. Суворин. Вскоре еще одно убийство потрясло Союз. 25 апр. активист Союза рабочий В. Снесарев шел по Знаменской улице в центре Петербурга, и ему навстречу попалась похоронная процессия, шедшая по улице с революционными песнями. Рабочий-монархист, не стерпев такого глумления над религиозными чувствами, попытался разогнать демонстрацию. На следующий день он был убит на своем рабочем месте, ему в спину было выпущено 6 пуль. В дальнейшем террор усилился, причем жертвами революционных убийц становились в основном рабочие и крестьяне. Были совершены покушения и на некоторых видных деятелей Союза (гр. А. И. Коновницына, священника Сергия Городцева [будущий митр. Варфоломей], архим. Виталия [Максименко], Ф. Я. Постного и др.).

Совет Киевского железнодорожного отдела СРН
Террор со стороны революционеров, неспособность полиции навести порядок и призвать к ответу организаторов и подстрекателей смуты вынудили союзников предпринять усилия по созданию собственных дружин самообороны, главной задачей которых было поддержание порядка во время монархических шествий, собраний и прочих. В некоторых местах, там, где особенно бесчинствовали революционные банды и «еврейские самообороны», эти дружины имели в своем распоряжении оружие. Наиболее многочисленной и активной была одесская «Белая гвардия», которую после подавления смуты одесскому градоначальнику И. Н. Толмачеву удалось разоружить. Существовали рабочие дружины при заводских отделах СРН в Петербурге. Была создана дружина и при Главном Совете под руководством Н. М. Юскевича-Красковского. Однако, с одной стороны, в условиях террора против монархистов вооруженные союзные дружины были необходимы, но, с другой стороны, они являлись весьма опасным инструментом борьбы, ибо в дружины легко проникали вольные и невольные провокаторы. Убийство депутата Госдумы М. Я. Герценштейна, которого правые особенно возненавидели, когда он глумливо назвал поджоги помещичьих усадеб в ходе аграрных волнений 1905 «иллюминациями», стало такой громкой провокацией, в которую оказались вовлечены Юскевич-Красковский и некоторые дружинники. Эта провокация стала толчком к расколу СРН. Герценштейн был убит 18 июля 1906 на своей даче в Териоках в Финляндии. Когда следователи получили доказательства причастности к убийству некоторых членов СРН, в либеральных СМИ началась настоящая травля А. И. Дубровина, которого без всяких оснований называли организатором убийства и т. п. Не обошлось и без предательства, — некоторые близкие председателю Союза лица (секретарь Главного Совета Зеленский, Пруссаков) дали показания против Дубровина. Хотя никакими фактами, доказывающими причастность председателя Союза и СРН как организации к убийству Герценштейна они не располагали, этих показаний оказалось достаточно не только для кампании в прессе, но и для возбуждения уголовного преследования А. И. Дубровина. Это и не удивительно, ведь судебное разбирательство проходило в Финляндии. Для вящего унижения судить русских националистов намеревались по финляндским законам.
Такое развитие событий стало возможным в результате того, что в ослаблении СРН и позиций А. И. Дубровина было заинтересовано правительство и лично П. А. Столыпин, стремившийся создать в Думе лояльное правительству центристское большинство из националистов и умеренных конституционалистов (октябристы, прогрессисты, часть кадетов). Одним из главных препятствий для осуществления планов главы правительства был Союз Русского Народа, возглавляемый А. И. Дубровиным. Сторонники председателя СРН негативно относились ко всем «трем китам» столыпинской политики: они не принимали заигрывания главы правительства с конституционными партиями и подвергали беспощадной критике главную «простолыпинскую» партию — националистов; для них был неприемлем курс на превращение России в конституционную монархию путем превращения Государственной Думы и Государственного Совета в реальные законодательные органы, они требовали восстановления неограниченного Самодержавия; они были против разрушения общины и аграрных преобразований Столыпина.
Поэтому председатель правительства не только не встал на защиту СРН и А. И. Дубровина, но, напротив, предпринимал действия по сознательному расколу Союза, стремясь достичь двоякой цели: во-первых, заменить Дубровина более «вменяемым» руководителем Союза; во-вторых, путем ослабления СРН и вытеснения его с политической сцены расчистить дорогу для становления проправительственного Всероссийского Национального Союза (ВНС). Внутри самого СРН существовала группа влиятельных правых деятелей (Н. Е. Марков, А. А. Римский-Корсаков, гр. Э. И. Коновницын, М. Я. Говоруха-Отрок, С. А. Володимеров и др.), выступавших против ликвидации Государственной Думы как института и в поддержку столыпинских аграрных реформ. В одном из своих выступлений перед курскими союзниками Н. Е. Марков, касаясь сути разногласий с А. И. Дубровиным, заявил: «Можно быть недовольным 3-й, 4-й Думой, 20-й, разгоните их, выберите настоящую, русскую, но как учреждение Государственная Дума необходима: без этого России не существовать». В отличие от А. И. Дубровина и его сторонников, которые часто подвергали жесточайшей критике членов правительства, марковцы проявляли в этом вопросе политкоректность, а сам Марков писал: «Если, по примеру доктора Дубровина, каждый раз, как нам покажется, что тот или иной из поставленных самим Царем министров действует неправильно или даже во вред народу, мы будем всенародно издеваться, позорить и шельмовать такое лицо, то где же будет разница между членом Союза Русского Народа доктором Дубровиным и членом партии социалистов революционеров..?».
В н. июля 1909, когда стала явной угроза ареста председателя СРН финляндским судом, А. И. Дубровин уехал из Петербурга в Ялту на лечение. Там он находился в безопасности под надежной защитой Ялтинского градоначальника И. А. Думбадзе, там его не могли арестовать. Отъездом Дубровина воспользовались противники его политической линии внутри СРН. 20 июля 1909 под благовидным предлогом Главный Совет переехал из дома А. И. Дубровина в Басков пер., д. 3. Следующим шагом стало «обновление состава Главного Совета», из-за чего противников Дубровина стали называть «обновленцами». В нояб. 1908 в состав членов и кандидатов в члены Главного Совета входили: А. И. Дубровин, И. И. Балаклеев, И. И. Баранов, кн. М. Н. Волконский, гр. В. Ф. Доррер, В. А. Дрозд-Бонячевский, гр. Э. И. Коновницын, А. А. Майков, Е. А. Мамчич, Н. Е. Марков, о. Д. Ф. Машкевич, Г. Г. Надеждин, Н. П. Покровский, Е. А. Полубояринова, А. И. Соболевский, В. П. Соколов, Ф. Ф. Тимошкин, С. Я. Яковлев и др., т. е. в составе Главного Совета преобладали и играли главную роль сторонники Дубровина. 3 нояб. 1909 состоялись довыборы Главного Совета, в него были избраны влиятельный и авторитетный в правых кругах сенатор А. А. Римский-Корсаков, член Государственного Совета М. Я. Говоруха-Отрок, из кандидатов в члены был переведен член Государственной Думы о. Д. Ф. Машкевич. Противников Дубровина поддержали также товарищ председателя Главного Совета В. П. Соколов и казначей И. И. Баранов, позицию невмешательства в конфликт заняли кн. М. Н. Волконский и А. А. Майков. А самое главное — вторым товарищем председателя был избран давний недоброжелатель А. И. Дубровина председатель Петербургского столичного совета СРН гр. Э. И. Коновницын (ввиду молодости Соколова он стал неформальным главой Главного Совета). Т. о., «обновленцы» добились численного превосходства в составе Главного Совета, вернувшемуся в Петербург А. И. Дубровину было предложено остаться почетным председателем Союза, но сложить звание действительного председателя. С янв. по апр. 1910 обязанности председателя Главного Совета исполнял А. А. Римский-Корсаков, 9 апр. им официально стал товарищ председателя Главного Совета гр. Э. И. Коновницын. В мае 1910 А. И. Дубровин опубликовал в «Русском знамени» письмо, в котором обратился ко всем отделам СРН не признавать ни одно постановление, им лично не подписанное. При этом он ссылался на решение Московского (1907) съезда губернских и областных представителей СРН и др. монархических организаций. В ответ Главный Совет 11 мая 1910 разослал всем отделам циркулярное письмо, где утверждалось, что руководствоваться нужно исключительно положением устава, который гласит, что «всеми делами Союза управляет Совет», а высшим органом является соединенное собрание членов-учредителей и Главного Совета, а вовсе не съезд уполномоченных представителей отделов. 23 мая 1910 новое руководство провело совместное заседание членов-учредителей и Главного Совета, на котором был принят ряд решений по окончательному вытеснению дубровинцев из Главного Совета. Был учрежден новый еженедельный орган СРН «Вестник Союза Русского Народа», ввиду того, что «с 1 января 1909 г. газета “Русское знамя” стала собственностью Дубровина» (против этого решения выступила только Е. А. Полубояринова). Было принято также решение не считать более газету «Русское знамя» органом СРН, тут сторонники А. И. Дубровина выступили более решительно (9 — против при 16 — за). На этом заседании вместо вышедшего из состава Главного Совета А. А. Майкова был избран еще один сторонник Н. Е. Маркова депутат Государственной Думы С. А. Володимеров, а кандидатами генерал Н. Н. Пешков и член Государственной Думы о. А. С. Вераксин. После этого заседания из состава Главного Совета добровольно вышла Е. А. Полубояринова, на ее место 1 июня был избран Н. Н. Пешков (вскоре, впрочем, отказавшийся), а 2-мя кандидатами: Н. М. Юскевич-Красковский и А. А. Тихомиров. А. И. Дубровин на страницах «Русского знамени» объявил собрание 23 мая незаконным ввиду отсутствия кворума, однако никакого результата не достиг. В результате после всей этой борьбы состав Главного Совета СРН был таким: почетный председатель — А. И. Дубровин; товарищи председателя — Н. Е. Марков и гр. Э. И. Коновницын; секретарь — В. П. Соколов; казначей — И. И. Баранов; члены Совета — С. А. Верещагин, С. А. Володимеров, М. Я. Говорухо-Отрок, А. А. Римский-Корсаков, Р. В. Трегубов; кандидаты — Н. А. Белогуров, Б. А. Васильев, о. А. С. Вераксин, А. П. Вишневский, Ф. Д. Лиховидов, барон М. Ф. Таубе, А. К. Щекин, Н. М. Юскевич-Красковский.
Однако сторонники Дубровина не намеревались сдаваться. В н. 1911 они возбудили ходатайство об учреждении нового союза под старым названием «Всероссийский Союз Русского Народа», но Главный Совет заявил протест и своим активным противодействием помешал этим планам осуществиться. Тогда в мае 1911 А. И. Дубровин объявил о намерении созвать 1 окт. в Киеве Всероссийский Съезд СРН. Хлопоты по созыву съезда, в конце концов, увенчались успехом, хотя его удалось провести только в нояб. и не в Киеве, а в Москве. А. И. Дубровина поддержал целый ряд видных деятелей СРН, таких как: Е. А. Полубояринова, А. И. Соболевский, А. Т. Соловьев, архим. Виталий (Максименко), В. А. Балашев, Н. Н. Тиханович-Савицкий, А. Н. Борк, Н. Н. Жеденов, Н. П. Покровский и др. Пятый Всероссийский Съезд Союза Русского Народа в Москве 21 нояб.—1 дек. 1911 исключил из Союза всех членов «обновленческого» Главного Совета и избрал др. состав руководящего органа СРН. Руководство Главного Совета резко отреагировало на эти действия «дубровинцев». В одном из своих Окружных посланий в янв. 1912 в ответ на призывы к примирению с А. И. Дубровиным и его сторонниками гр. Э. И. Коновницын, Н. Е. Марков и В. П. Соколов писали: «Главный Совет считает, что нельзя мириться с людьми, коих проступки и преступления губят Союз Русского Народа, лишь во имя того, что они в 1905 году сделали что-нибудь хорошее, как нельзя поклоняться сатане лишь потому, что до своего падения он был одним из высших ангелов Бога». Такого рода сравнения, естественно, вели не к примирению, а к еще большему ожесточению. А. И. Дубровин, в свою очередь, призывал все отделы не подчиняться «обновленцам», узурпировавшим власть в Главном Совете. А его противники убеждали союзников «вступить в борьбу самую решительную и беспощадную с нашим внутренним врагом и во что бы то ни стало уничтожить позорный и губящий русское дело раскол». После Пятого съезда позиции первого председателя Союза выглядели предпочтительнее, но весной 1912 сторонникам Н. Е. Маркова удалось провести свой съезд — Четвертый Всероссийский Съезд Союза Русского Народа в Петербурге 13—15 мая 1912. В результате к осени 1912 завершилось организационное размежевание двух течений в СРН: в авг. 1912 был зарегистрирован устав Всероссийского Дубровинского Союза Русского Народа (ВДСРН), а в нояб. 1912 гр. Э. И. Коновницын стал почетным председателем СРН, передав бразды правления в Главном Совете Н. Е. Маркову, который был значительно более авторитетным человеком в среде правых, нежели Коновницын. «Дубровинцев» поддерживали, гл. обр., уездные отделы и сельские подотделы, а «марковцев» в основном городские отделы и губернские советы, где преобладали представители дворянства, купечества и чиновничества.

Казанский отдел СРН

Раскол в СРН серьезно подорвал позиции правых в обществе. Одним из следствий раскола стало обособление наиболее крупных и дееспособных местных отделов, которые, не желая участвовать во внутренней борьбе, поспешили зарегистрироваться как самостоятельные правые организации. 4 сент. 1909 был утвержден устав Почаевского СРН, которым руководил архим. Виталий (Максименко). Вскоре стали самостоятельными также Ярославский СРН, затем в 1910 Смоленский, в 1911 Мининский СРН в Н. Новгороде, Казанский СРН им. Георгия Победоносца, Орловский СРН, Воронежский Митрофано-Георгиевский СРН и др. Но, как говорится, нет худа без добра. С ослаблением центра, поглощенного внутренними разборками, происходит активизация местных отделов и организаций, которые стали брать на себя ряд функций, прежде им не свойственных: выработка программных документов, инициативы по созыву всероссийских монархических совещаний и прочих. Особенной активностью отличался Почаевский Союз, при котором в 1910 были открыты даже «Курсы ревнителей СРН». Видимо, для нужд этих Курсов был издан специальный «Катехизис Союза Русского Народа», в котором в краткой и доступной для простого народа вопросно-ответной форме излагались программные положения Союза (причем на примерах из местной жизни). Союз Русского Народа, писали авторы Катехизиса, есть «объединившийся православно-русский народ для общего совета и дела на пользу своего родного Отечества», это — «миллионы русских людей, уже объединившихся и объединяющихся на общую работу защиты хозяйских прав в своем Отечестве Русского Народа, самодержавных прав его верховного Вождя, русского Царя, и прав своей родной Православной господствующей веры от поругания». Необходимость Союза объяснялась тем, что «хозяйские права в Русском Государстве должны принадлежать Православно-Русскому народу, потому что это государство создано на костях, крови и на многовековых неустанных трудах дедов, прадедов и предков Русского Народа». Главная опасность для русских людей исходила от евреев и др. врагов русского народа, которые, «объединившись в свои союзы, уже захватили в нашем русском крае в свои руки всю торговлю, почти все фабрики и заводы, аптеки, лечение народа, адвокатуру, т. е. защиту правды в судах, а также печатное слово, деньги и русский труд». Указывался и путь обретения силы и спасения от погибели, это произойдет, если русский человек будет «ревностно держаться своей веры Православной, своего Царя Самодержавного и, соединившись в один цельный Союз, будет общим ответом и делом защищать пользу и интересы своего родного Русского Народа». В 1915 именно местные отделы стали инициаторами и организаторами 2-х всероссийских совещаний монархистов: Саратовского совещания уполномоченных монархических организаций 27—29 авг. 1915 и Нижегородского Всероссийского Совещания уполномоченных монархических организаций и правых деятелей 26—28 нояб. 1915.
Политика П. А. Столыпина в отношении СРН привела к тому, что СРН из мощного многочисленного Союза превратился в конгломерат организаций, лидеры которых подозревали друг друга в тайных кознях и постоянно враждовали. Один из ближайших сподвижников Столыпина бывший одесский градоначальник И. Н. Толмачев писал 12 дек. 1911: «Меня угнетает мысль о полном развале правых. Столыпин достиг своего, плоды его политики мы пожинаем теперь; все ополчились друг на друга». С 1912 СРН под председательством Н. Е. Маркова и ВДСРН под председательством А. И. Дубровина двигались параллельными курсами, принимали по сути одинаковые решения, боролись с одними и теми же врагами, но тщательно избегали даже намека на сближение. Особенную возможность к объединению усилий представляло расследование обстоятельств ритуального убийства А. Ющинского и процесс по делу Бейлиса. Однако, хотя позиции всех монархических организаций по этому вопросу практически совпадали, СРН и ВДСРН действовали обособленно. Обиды из-за взаимных оскорблений еще не притупились.
Вскоре грянула первая мировая война, отодвинувшая, как казалось многим, внутреннюю борьбу на второй план. Начало войны вызвало мощный подъем патриотизма, особенно среди монархистов. Все усилия были направлены на борьбу с врагом, многие активисты правого движения были призваны в армию, иные добровольцами отправлялись на фронт. Главной заботой не годных к военной службе стала помощь воюющей армии. В сент. 1914 Главный Совет в специальном обращении объявил о скором открытии в Петрограде лазарета СРН для раненых воинов. Всем отделам предлагалось последовать сему примеру и открыть на местах союзные лазареты. Тем же отделам, которые не в состоянии были создать собственные лазареты, предлагалось собирать пожертвования и отправлять их для расширения петроградского союзного лазарета. Лазарет Главного Совета был освящен 7 окт. 1914 и существовал на протяжении всей войны.
Однако уже через год лидерам правых стало ясно, что упования на национальное единство во время войны — чистейшей воды иллюзия. Это стало очевидным, когда в Государственной Думе образовался Прогрессивный блок, лидеры которого, используя трудности на фронте, вновь подняли вопрос о «правительстве народного доверия». Опасность ситуации особенно отчетливо видели правые депутаты Думы. И в окт. 1915 за подписями председателя Главного Совета Н. Е. Маркова, его товарища В. П. Соколова и секретаря Р. В. Трегубова было опубликовано довольно резкое Окружное послание Главного Совета, в котором давалась оценка ситуации и содержался призыв к активизации монархических сил. Авторы послания писали: «Пользуясь внутренними и преходящими затруднениями в деле снабжения нашей доблестной армии снарядами и вооружением, внутренние враги нашей родины: конституционалисты, парламентарии, революционеры, а в особенности немцы и жиды, всячески стремятся обмануть Русский Народ. Надев личину патриотизма, начертав на лживых знаменах своих “все для войны”, а про себя помышляя “все для захвата власти” жидо-масоны хотят добиться умаления прав Самодержца всея России». В послании подчеркивалось, что «злонамеренные люди пытаются уверить Русский Народ, что причина наших временных на войне неудач будто бы кроется в нашем вековечном государственном строе, в Самодержавии русского Царя». Причем жидо-масоны умалчивают, что «в разгромленной Бельгии министры ответственны перед парламентом», что «поражениям Франции нисколько не помешали министры-социалисты и демократы». Цель этой кампании очевидна: «Злодеи понимают, что близок день, когда доблестные русские войска дружным натиском погонят злобного германца назад в Германию. Жидо-масоны прекрасно это понимают и спешат пробраться к власти и захватить ее в свои руки, чтобы потом сказать народу: Смотрите, стоило нам поручить управление Россией и мы дали войскам победу». О гнусные лицемеры! Смысл пропагандистской кампании лидеры СРН ясно понимали: «Жидо-масоны подняли такой гвалт, что правительство, не слыша голоса подлинного Народа Русского, не видя себе нравственной поддержки от русских людей, стало колебаться и может уступить наглым вожделениям врагов. Зловещим признаком такой уступчивости является уже данное жидам право свободного жительства по всей России». Поэтому они призывали отделы и каждого союзника отправлять телеграммы на имя Государя, председателя Совета Министров, в которых подать голос земли Русской, заявив, «чтобы не давали никаких прав народу, который проявил себя взвинчиванием цен на предметы первой необходимости, шпионством, изменой и предательством», т. е. евреям; «что народ русский спокоен лишь до тех пор, пока у власти стоят избранники Царя-Самодержца, а не ставленники жидо-масонских партий, блоков и синдикатов». Особые надежды возлагал Главный Совет СРН на принятие Государем командования армией и призывал вознести «нашу всероссийскую горячую молитву ко Господу, да сокрушит великий наш Царь-Государь все германские полчища до единого, да очистит он, наш Отец, Русскую землю, политую кровью и потом, от засилья немецкого, но не для того, чтобы отдать ее жидам и инородцам. Да воротит он землю Русскую людям русским! Да поразит рукою властною гидру жидо-масонскую! Да укрепит на долгие времена священную власть свою Самодержавную».
Для объединения монархических сил в борьбе с происками внутренних врагов руководство СРН созвало Совещание монархистов 21—23 нояб. 1915 в Петрограде (Петроградское совещание), на котором детально обсуждались вопросы противодействия Прогрессивному блоку, борьбы с дороговизной и др. В это время появились явственные признаки примирения А. И. Дубровина и Н. Е. Маркова, обозначилась тенденция к объединению 2-х частей некогда единого Союза Русского Народа. Так, в окт. 1916 СРН и ВДСРН совместно выступили против попыток руководителя Отечественного Патриотического Союза В. Г. Орлова организовать собственный монархический съезд.
Руководители Союза не были оторванными от жизни мечтателями, они были реалистами и прекрасно разбирались в ситуации. Частная переписка показывает, что они хорошо знали настроение улицы, прекрасно понимали, чего хочет и к чему стремится масонская верхушка Госдумы и их покровители в среде сановной бюрократии. И, главное, они пытались бороться. Пытались воздействовать на власть, на не утративших понятия о верноподданнической присяге министров, на людей долга и чести в государственных структурах. В н. 1917 Главный Совет выработал «Сводку общих положений и пожеланий» и через А. А. Римского-Корсакова передал этот документ министру внутренних дел А. Д. Протопопову. Это была целая программа действий для правительства. Лидеры СРН подчеркивали, что Россия страдает от постоянной смены политических убеждений, от отсутствия преемственной программы управления страной, от безволия министров. Они предлагали развернутую систему мер, включавшую наряду с общими положениями («пересмотр Основных Законов в части, касающейся установления Государственной Думы»; «усиление власти на местах»; назначение однородного правого правительства, главной задачей которого должно стать водворение порядка и спокойствия в стране; «усиление вырождающегося дворянства свежими элементами») конкретные мероприятия по отдельным министерствам и ведомствам. Наряду с очевидными для всех правых мерами (организация мощной патриотической печати, усиление цензуры, ослабление Земгора путем ревизий земских и городских самоуправлений, усиление правительственного надзора за школами, упорядочение продовольственного дела и др.) содержались и оригинальные по тем временам предложения: разумно использовать труд военнопленных в сельском хозяйстве, труд каторжан и ссыльно-поселенцев для усиленной добычи золота, щедрое награждение верноподданных, особенно низов, не придерживаясь при этом сроков выслуги. Вожди СРН весьма прозорливо предлагали прекратить практику «заигрывания с общественностью высших чинов армии». Самые радикальные меры предлагались для МИДа, его попросту предлагали реорганизовать. Увы, эти меры, многие из которых были весьма разумными и своевременными, не стали программой действий правительства. Впрочем, и времени для их осуществления у правительства уже не осталось.

Четвертая годовщина Белецкого отдела СРН. Торжественный молебн в г. Бельцы у часовни Александра Невского 26 сент. 1910

Главным орудием борьбы руководители СРН справедливо считали созыв монархического съезда, который должен был решить ряд важнейших задач. Во-первых, съезд должен был преодолеть раскол в монархическом движении и избрать авторитетный общемонархический совет, с которым бы стали считаться правительство и местные власти. Во-вторых, съезд должен был бы предложить обществу программу правых по победоносному завершению войны и послевоенному развитию России, чтобы лишить либералов оснований заявлять, что программа есть только у них. Наконец, в-третьих, и это главное, съезд должен был стать мощнейшей патриотической манифестацией и этим сорвать планы либерально-масонских заговорщиков. Поэтому, вокруг созыва съезда развернулась нешуточная борьба. Руководство СРН летом—осенью 1916 предприняло целый ряд мер по созыву монархического форума, а либералы, напротив, полагали все силы, чтобы не допустить его разрешения властями (через прессу, через «своих» людей во властных структурах). Положительному решению вопроса мешала частая смена главы правительства (к примеру, правый премьер А. Ф. Трепов просто не успел принять никакого решения). Наконец, в н. дек. 1916 А. И. Дубровин и В. П. Соколов, как представители двух течений в СРН, совместно обратились к И. Г. Щегловитову с просьбой выяснить мотивы запрещения монархического съезда. В янв. 1917 Щегловитов, назначенный с 1 янв. председателем Государственного Совета, имел обстоятельную беседу с министром внутренних дел А. Д. Протопоповым, убеждая его в целесообразности монархического съезда. Однако Протопопов, имевший полномочия решить вопрос самостоятельно, решил подстраховаться и передал его на усмотрение председателя Совета министров кн. Н. Д. Голицына, который просьбу о разрешении съезда отклонил, мотивировав отказ недопустимостью в настоящее время каких бы то ни было политических съездов.
Столкнувшись со столь откровенным непониманием серьезности ситуации со стороны правительства, лидеры СРН решили действовать на свой страх и риск вопреки запрету властей. В февр. за подписью председателя СРН Н. Е. Маркова, двух его товарищей гр. Н. Ф. Гейдена и В. П. Соколова и секретаря Р. В. Трегубова на места было направлено Окружное послание. В нем предлагалось избирать уполномоченных, чтобы они были готовы по первому зову выехать в Петроград на съезд, который должен был состояться в февр. В послании говорилось, что монархисты, верные заветам предков, не должны молчать в нынешней ситуации, когда «полчища Вильгельма Кровавого напрягают все силы, чтобы победить Россию», когда активизировались революционеры, когда крамольные бояре наглыми и лживыми речами и резолюциями подрывают власть. «Мы не смеем молчать, ибо нас могут тогда причислить к тем, кто, подобно Пуришкевичу, ради популярности, ради оваций жидовских газет и революционно настроенных кругов, осмелился повторить гнусную клевету, изобретенную жидо-масонами, и тем изменил своим верованиям». Нельзя молчать, когда мнение случайного думского большинства, еврейских газет и промышленников-спекулянтов выдается за чаяния всего русского народа, нужно показать «обман этой шайки». Главный Совет призывал показать всем, что «монархические организации еще целы, что монархисты еще не перевелись на Руси, что немало нас». Текст попал в левые газеты, которые напечатали выдержки из него с соответствующими комментариями. В. М. Пуришкевич от имени Главной Палаты РНСМА опубликовал в «Новом времени» заявление, назвав съезд «провокацией, граничащей с государственным преступлением».
В первые дни февральской революции были запрещены все монархические организации, и в числе первых — Союз Русского Народа, печатные органы СРН были закрыты. Временное правительство начало против Союза и его лидеров судебное преследование, многие видные деятели Союза были арестованы или допрашивались в качестве свидетелей Чрезвычайной следственной комиссией. Науськиваемая врагами Союза толпа уничтожила помещение Главного Совета в Петрограде, многие документы были сожжены. Такой же участи подверглись и многие отделы Союза. Председатель СРН Н. Е. Марков, вынужденный первое время скрываться, признавал: «Мы фактически разгромлены, отделы наши сожжены». Преследования многократно усилились после захвата власти большевиками. Лишь некоторым лидерам удалось бежать из России (Н. Е. Марков, В. П. Соколов, А. А. Римский-Корсаков), они продолжили монархическую деятельность в эмиграции. Судьба многих руководителей СРН достоверно не известна (гр. Н. Ф. Гейден, М. Я. Говоруха-Отрок, И. И. Баранов, Н. М. Юскевич-Красковский, Р. В. Трегубов). Целый ряд руководителей и активных деятелей СРН были замучены и расстреляны (о. А. С. Вераксин, гр. А. И. Коновницын, С. А. Володимеров, И. В. Ревенко, Л. Н. Бобров).
Лит.: Устав общества под названием «Союз Русского Народа». СПб., 1906; Московский Союз Русского Народа. Основоположения. М., 1906; Союз Русского Народа. Заговор против России. СПб., 1906; Открытие в Ростове-на-Дону отдела Союза Русского Народа 5 нояб. 1906. Ростов-н/Д., 1906; Каталог книг, изданных или одобренных издательским комитетом при Главном Совете Союза Русского Народа. СПб., 1907; О войне и смутах. Воззвание к Русскому Народу. СПб., 1907; Проект устава общества «Касса взаимопомощи для членов Василеостровского отдела СРН». СПб., 1907; Устав ссудо-сберегательного товарищества Союза Русского Народа. Казань, 1907; Как вести выборы? Руководство губернским и уездными отделениям Союза Русского Народа. М., 1907; Союз Русского Народа. Равноправие евреев. Воззвание. — СПб., 1907; Проект нового Устава Союза Русского Народа. Составлен частным Ярославским съездом СРН с 12 по 14 июля 1907. Ярославль, 1907; Залесский В. Ф. Наставление лицам, открывающим новые отделы Союза Русского Народа. Казань, 1908; Отчет школьной комиссии Владимирского губернского отдела Союза Русского Народа. Владимир, 1908; Устав потребительского общества при отделе Луко-Жабокричского Союза Русского Народа. Одесса, 1908; Ходатайство Главного Совета Союза Русского Народа в Святейший правительственный Синод. СПб., 1909; Воззвание членов Союза Русского Народа. СПб., 1910; Катехизис Союза Русского Народа. Почаев, 1910; Тришатный А. И. Правда о Союзе Русского Народа. Томск, 1910; Куда временщики ведут Союз Русского Народа. Т. 1. СПб., 1910; Проект устава Союза Русского Народа. Выработан и утвержден Всероссийским съездом СРН, бывшим в С.-Петербурге в февр. 1908. СПб., 1910; Устав общества потребителей членов отдела Союза Русского Народа в Мотовилихинском селении Пермской губ. Пермь, 1911; Василеостровцы о главносоветчиках. Докл. Василеостровского отдела Союза Русского Народа о действиях обновленного Главного Совета. СПб., 1911; Открытое письмо редактору-издателю журналов «Кронштадтский маяк» и «Свет России» Николаю Ивановичу Большакову и беседа б. Синодального миссионера и главного учредителя «Союза Русского Народа» игум. о. Арсения. СПб. 1909; Основоположения Союза Русского Народа. СПб., 1912; Отчет о деятельности Киевского губернского отдела Союза Русского Народа. Харьков, 1912; Отчет общества потребителей при Союзе Русского Народа в Ростове-на-Дону. Ростов-н/Д., 1912; Устав попечительства о бедных и их детях при Одесском отделе Союза Русского Народа. Одесса, 1913; Отчет об устройстве и содержании лазарета Одесского отдела Союза Русского Народа. Одесса, 1916; Союз Русского Народа по материалам Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 1917. М.—Л., 1929.

Степанов Анатолий Дмитриевич

© Институт Русской Цивилизации.
E-mail: info@rusinst.ru

Изготовление cайта - Wilmark Design.
2004-2016г.
Об институте  |  Труды института  |  Энциклопедия  |  Видеоматериалы

В оформлении проекта использован фрагмент картины И.С. Глазунова "Вечная Россия"